Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Sinister Astaroth

10:53 

Holler: Scream, Shout, Shriek. © - [закончен]

Kaine Desire
~Горе луковое~
Форум мой расчудесный переезжает, решил сохранить нежно любимые сюжеты покамест не грохнули все

Дата и время: 21 августа, 2011 год
Место: Carnegie Hall, Нью-Йорк
Участники: Christian Lewis/ Kanna Fairchild
Жанр: триллер, научная фантастика.

В тексте присутствует ненормативная лексика, клише и штампы типичные для представленного жанра, алогичность персонажей в наличии, фабула не прогнозируема в силу вышеозначенной алогичности , смысл данного повествования находится за пределами понимания представителей семейства хомосапиенс. Рекомендовано людям страдающим безнадежной бессонницей. Озвучено по версии «Кураж Бомбей». Особая благодарность -Эльфу-торговцу.ц.

Ramones-Hey Ho, lets go!

@темы: игровое

URL
Комментарии
2013-03-02 в 10:55 

Kaine Desire
~Горе луковое~
Меняем реки, страны, города...
Иные двери... Новые года...
Но никуда нам от себя не деться.
А если деться – только в никуда. ©

Здание Карнеги-холл, что на седьмой авеню, было оцеплено. Огромный баннер, высившийся над входом в концертный зал, извещал случайных прохожих о том, что небезызвестная певица Канна Фэрчайлд сегодня будет «жечь и парить», судя по развязным слоганам под не менее дерзким портретом исполнительницы, умудрившейся изобразить провокационную композицию из указательного и среднего пальца, которые интегририровали символику "Peace". Разумеется, между пальцами весьма органично вписался высунутый язык. Однако, даже столь вопиющее глумление над одним из самых выдающихся концертных залов Нью-Йорка не заставило зажравшихся горожан обратить внимание на раскорячивания очередной звезды-однодневки, зато их внимание неизбежно привлек спецотряд полиции оцепивший здание, часть бравых молодчиков которого проникла в помещение, но никаких видимых изменений в напряженной до предела обстановке не происходило вот уже как час с небольшим.

Время дня превратилось для Канны в одну спутанную длинную нить. Полицейские машины, что облепили всю видимую окружность , треск раций и гундосые голоса в оных, не выходящий из головы крик эвакуированных зрителей, кинувшихся блеющим стадом из Ноева ковчега, то бишь Карнеги Холла , гомон набежавшей журналистской братии, полицейский, что неустанно кружит над Энн с «успокаивающим» набором бессмысленных фраз, все это трансформировалось в шумовую поллюцию, отпечатавшуюся грязными белилами на рваном холсте августовского вечера. Она успела прикончить початую пачку Black Stone сидя в одном из фургонов, куда ее поместили служители Фемиды сразу после "благополучного спасения". Переговоры продолжались, но уже давно зашли в тупик . Голова раскалывалась, необходимый анализ ситуации никак не выстраивался в логическую цепочку, единственное на что ее хватало, это в буквальном смысле нервно курить в углу:
-Сэр, не могли бы вы раздобыть сигарету? –растянув губы в тонкую улыбку добавила- Помогает расслабиться, знаете ли…
Полисмен понимающе кивнул и покинул салон фургона, после чего Канна позволила себе с шумом выдохнуть. А теперь думай, девочка, думай.

…Она как раз дала приличного петуха, когда раздался этот ирреальный хлопающий звук перекрывающий к чертям весь жесткий саунд живых инструментов. Правильно, так пронзать плотный поток сплетения баса, соло- и ритм-гитар, клавишных, ударных и вокала способна лишь пуля. Прежде чем отупляющий ужас поглотил ее сознание, она нервно метнула взглядом в боковые кулисы, где прочла на лицах стафф состава то же безграничное удивление с примесью паники. Первый крик из зала, похоже, принадлежал молодой девице, чей верхний резонатор выдал ор в децибелах и регистрах, сравнимых разве что с пожарной сиреной. Прокатилась резонансная волна истошного вопля, перекрываемая выстрелами в воздух, «раз, два…шесть». Прежде чем Канне удалось вернуть жизнь своим оцепеневшим ногам, ее уже подхватили чьи-то сильные руки, уносящие на время покинувшее рассудок тело со сцены, эти спасительные руки были восприняты певицей весьма враждебно, из стальных объятий норовили вырваться, что существенно затрудняло работу ни много ни мало, а личному телохранителю. Мозг, или та субстанция, что замещала его во время эвакуации Энн с зоны поражения, выдавал диаграмму связей, где по восходящей значились вариации на тему: «Мы все умрем», среди самых популярных мыслительных заключений зафиксировано: «Это пи*де-е-ец», «Help!», далее «а-а-а», еще раз «Help!», «O,fuack, fuack , fuuuack!» и «Маршмэллоу»…Воспоминания о школьных выездах на природу, о поджаренном зефире на кончике палки что, казалось бы, столь неуместно вклинилось в антиутопические настроения молодой женщины, самым благотворным образом повлияли на ее нервную систему, заметно успокоили тахикардию, а от сосредоточенно выполняющего свои обязанности бодигарда и вовсе перестало нести прогорклым запахом пота, на смену пришел аромат приторной сладости подрумяненной на костре. Информация начала оседать в черепной коробке после того, как ее посадили в этот треклятый фургон. Ранее Энн готова была бы поклясться, что такого с ней никогда не случится! История смахивала на отчаянный пиар-ход для раскрутки брэнда «Канна Фэрчайлд», но сие скандальное происшествие не выкидыш воспаленного воображения пиар-агентов , увы, за стенами Карнеги Холла томятся четверо заложников! Эти бедолаги жестоко обманулись, билеты на ее концерт в любой момент могут оказаться билетами на тот свет, ибо в заложниках их держит человек, чья крыша, кажись, безнадежно съехала на почве поклонения певице Канны Фэрчайлд. Как зритель мог пронести через охрану оружие, дело десятое… Как освободить заложников – вот насущный вопрос.

Энн втянула голову в плечи, словно дворовой пес, ждущий очередного пинка от любого, кто пожелает расщедриться на отпечаток подошвы ботинка о тощий бок. Она прекрасно помнит, какого это оказаться бессильной, пойманной, словно крыса в банку, остаться без свободы. Для американца этот факт подобен коме, вся система ценностей, навязанная с младых ногтей, катится в тартарары, на деле же остаешься тет-а-тет только с уничижающим тупиковым вопросом: "но, как же так?". А вот так, накося-выкуси, имбецилы вроде этого задрота, что держит на мушке невинных людей, живут с тобой на одной планете, улице, лестничной площадке, и уж точно вы дышите одним воздухом и коптите одно небо. Будучи против воли втянутой во внутренние разборки криминальных структур родного города Чикаго, она познала все прелести положения заложницы. И постыдное бегство в Нью-Йорк по всей видимости не даст ей забыть очаровательные мгновения в компании с хлороформом, с периодической настойчивостью отправлявшего ее в нокаут. Верно, отрабатывай свою карму до конца, детка!

– Боюсь, что Вам все-таки придется пойти на контакт с преступником, – появившийся полисмен заставил Энн чуть подпрыгнуть на сидении, протянутая им сигарета была принята с благодарностью, – Его условием по прежнему является обмен четырех заложников на вас, мисс Фэрчайлд. Канна глубокого затянулась, затем урывками еще несколько раз. Вяло махнув рукой, бесцветно процедила:

-Я же битый час твержу, пустите меня к этому кретину…-затем осеклась и прикусила губу. Как ни крути, а Канна вовсе не зря хорохорилась на тему того, чтобы пойти на рандеву с безумным ( а то как же!) фанатом, ее личный козырь доставшийся бонусом от стряпни из обыкновенного фаст-фуда, гипноз, дал бы шанс участникам сего безобразия провести ночь в собственных постелях. Всего-то нужно отвести ее под локоточки к тру фэну, посмотреть в его преданные, щенячьи глаза и полюбовно разрешить конфликт: заложников по домам, преступника за решетку, Канну в компанию с текилой/вискарем/абсентом. Хоть и страшно до подкатывающей к самому горлу дурноты идти на свидание со своим поклонником, однако, это похоже единственный способ завершить сегодняшний , воистину эпический день без жертв положенных на алтарь искусства [здесь закадровое «ха-ха»].

-Позвольте представить Вам Кристиана Льюиса. Психолог-криминалист, департамент полиции Нью-Йорка. Мистер Льюис будет сопровождать Вас, а также проведет краткий экскурс на тему того, как вести себя с преступником.

Внешний вид:

URL
2013-03-02 в 10:58 

Kaine Desire
~Горе луковое~


- Так что произошло?
- Ты в курсе, что произошло, мы уже обсуждали.
- Нет, что было здесь?
- Два человека, признаки борьбы, кавардак...
- Ты о нас, или об этом?
©



- Невменяем.
Буднично констатировал Кристиан Льюис, скучающим взглядом скользя по спинам коллег, замершим у мерцающих мониторов видеонаблюдения. Там шло шоу. Мужчина средних лет, раскрывший рот в немом крике, размахивал деревянным стулом, активно круша камеру временного содержания - просто отличнейший образчик будущего видео-многомиллионника на youtube. Сержант одобрительно присвистнул, когда многострадальный предмет мебели, наконец, встретился со стеной и разлетелся на несколько добротных кусков, а сам буйный молодец вскочил на стол и начал бойко отмахиваться от невидимых собеседников.
- Руководствуется принципом «Халк крушить», сами видите.
Канадец очаровательно улыбнулся обернувшимся полицейским и привалился плечом к стене. Вероятней всего, в данный момент они видели в нем верного товарища, чудом спасшегося от очередного яростного клиента. Вовремя, так сказать, выскочившего из ворот ада, о которые с той стороны с громким хрустом что-то раскололось…
Право слово, не говорить же бравым блюстителям порядка, что их штатный психолог-криминалист, изрядно заскучав, на последнем допросе поделился с недавно попавшимся преступником парой отборнейших иллюзий?
- Сдадим в психушку?..
«Или еще поглумимся» - отчетливо читалось в глазах у всех троих.
Темное время суток и захолустные районы буквально созданы для черных дел, как звезды и луна для романтических пар? Заблуждение и абсурд. Забудьте все, что вы знали до этого момента – по-настоящему грязные дела творятся прямо у вас перед носом. Клофелинщицы, гомосексуалисты, воры и убийцы – они толпятся в приемных, одергивая манжеты, и вежливо улыбаются проплывающим мимо мужчинам и женщинам. Для того, чтобы познакомиться с «плохими парнями», вовсе не обязательно сломя голову лететь в Нижний Ист-Сайд, достаточно забежать в Один Полис Плаза и постучаться в первую же попавшуюся дверь. Хороший коп, плохой коп и улыбчивый Льюис, с лихвой перекрывающий обоих. Их достоинства – значок, пистолет и повышенное либидо, а на его стороне еще и приятный бонус в виде эдаких супергеройских возможностей. Вроде этой, когда убийца старушек и любитель пинать декоративных собачек с Лонг-Айленда мечется по камере раненым зверем, пытаясь отогнать «злостные глюки».
Приятно чувствовать себя ангелом и демоном в одном лице.
Кристиан блаженно потянулся, похрустывая суставами – в такие дни он чертовски любил свою работу.
- Помощь еще нужна?
Оба полицейских в ответ синхронно махнули руками, словно отгоняя назойливую муху.
- Отлично, куплю вам поп-корн, девочки.

Start spreading the news I'm leaving today. Трубы, пианино и глубокий, приятный голос Фрэнка Синатры удивительнейшим образом не подходили сейчас для прослушивания, да только вряд ли Льюиса это хоть сколько-нибудь волновало. Музыка продолжала литься из наушников, заполняя собой все вокруг - наконец, такая спокойная, а не заполненная ревом электрогитар, погружающая в другой мир, полностью лишенный грязи. I want to wake up in a city, that never sleeps. Взгляд внимательных голубых глаз скользнул по звездно-полосатому флагу, бодро развевающемуся над входом в Карнеги-холл, и остановился на нервно мигающем проблесковом маячке ближайшей полицейской машины.
С этими рок-старлетками никакого спокойствия – Кристиан вздохнул, провел пальцем по сенсорному экрану ненавистного телефона, прерывая Синатру на полуслове и, подняв воротник куртки, не спеша двинулся в сторону массивных дверей.
Да воцарится здесь Мрак, Гибель и Красная Смерть, иначе зачем жить?

-Я же битый час твержу, пустите меня к этому кретину…
Улыбки, язвительность, оскорбления или сладкие посулы – люди становятся смертельно предсказуемы, когда попадают в ситуацию, что выбивается из привычного хода вещей, когда их жизням угрожает опасность… Обычно, Крис, только того и ждал – возможности уцепиться за чужой страх, разматывая его, как клубок ниток и перекраивая на свой лад. Не зря же немцы говорят: «самая чистая радость – злорадство». Если бы только сия смело раскрашенная и весьма бойкая звезда сцены не являлась его сегодняшним протеже…
- Отличный возраст, чтобы пополнить «клуб двадцати семи», мисс Фэрчайлд, ага?

- Значит, так. Никакой самодеятельности – стоите здесь, в зал не заходите и ждете.
Пока папочка со всем разбирается… Честное слово, Льюис все бы отдал, чтобы не смотреть сейчас в эти распрекрасные карие глаза, щедро подведенные черным карандашом и смотрящие на него, как на самую величайшую ошибку, встреченную в жизни. Видит Бог, слишком часто в последнее время люди, окружающие его, сходят с ума – восходящую диву ему не простят.
Заходя в зал, Льюису очень хотелось верить, что Канна за ним не последует – зарождавшаяся в его разуме иллюзия не была рассчитана еще и на нее…«Набрасывая» на присутствующих тонкую сеть обманных образов, Кристиан искренне надеялся, что сумасшедший фанат не вспомнит о наличии у него пистолета и не примется палить по диким зверям, которые – судя по отчаянному воплю – уже начали пробираться мимо стульев, обитых красным бархатом.
- Что это за хрень такая?
Весьма визгливо отозвались на мысли мужчины из темных глубин зала.
- Puma concolor – симпатяга, правда?
Раздавшийся в ответ характерный хлопок, заставил канадца пригнуться и нырнуть в ближайший проход – со своим самолюбованием и рисовкой он, кажется, только что крупно просчитался. Человек с явным расстройством психики, окруженный зверьем и беспорядочно палящий во все вокруг? Прелестно и так непрофессионально. Где-то в матрицу дня закралась ошибка, печально констатировал факт Мистер Сама Рассудительность, и, словно возражая, сухо щелкнул пистолет, оповещая о том, что Боженька в Карнеги-холл иногда заглядывает и патроны у последователей Марка Чепмена все же отбирает.

URL
2013-03-02 в 11:01 

Kaine Desire
~Горе луковое~

наши свободы_больше не стоят_ломаного гроша

В каждом из нас живет бешеный кролик Багз Банни, надо просто суметь выпустить его наружу.©

-А я то думаю, чегой-то мне Курт ночью снился?! –в ответ на деликатное напоминание о собственном возрасте, девушке репродуктивного возраста, чьи яйцеклетки имеют все шансы остаться неоплодотворенными в следствии наступления скорой менопаузы учитывая удручающую экологическую обстановку. Так по крайней мере утверждала maman,каждый их чертов телефонный разговор заставляющий Канну ежегодно на День Благодарения и в Рождество обзаводиться срочными делами, подальше от Чикаго, дабы не выслушивать сей вдохновляющий монолог стоя под омелой или заедая оный куском жирной индейки. Разумеется, явившемуся пред светлы очи дивы психологу она не стала озвучивать упаднический ассоциативный ряд , который вызвал своей безобидной остротой мистер Льюис, чей довольно угловатый вид совершенно отчетливо напоминал ей птенца сменившего желтый пушок на оперение. Да, Энн инстинктивно желала видеть подле себя этакого Тарзана готового ринуться в пасть гигантской анаконде, что полонила четверых человек. Так вот, пресловутый Тарзан , ежели что, способен и в торец дать и барышню защитить, а у этого индивида кроме исключительной самоуверенности и сносного чувства юмора покамест ничего обнадеживающего не наблюдалось. Если мысли материальны, то им точно крышка, потому как Фэрчайлд буквально буравила спину психолога выжигая зловещие руны вдоль мужского позвоночника, пока они пересекали расстояние от фургона до Карнеги- холла. Путь до голгофы сопровождался раздражающей вспышкой фотоаппарата невесть откуда выпрыгнувшего проныры из журналистского племени, обильным потоотделением под тянущим к земле-матушке бронижилетом и полным вакуумом в голове, чье обычное содержимое перетекло в подгибающиеся коленки. Периферийным зрением она отметила резвое, хоть и бесшумное передвижение вооруженного до зубов небольшого спецотряда, мистер Льюис возглавлял процессию, что-то попутного обсуждая с полицейским, судя по всему товарищем не рядового чина. Ей совершенно не нравился ни этот спертый воздух, ни ощущение сосущее под ложечкой, ей определенно нужен термоядерный коктейль из заветных градусов, все равно в этой гидроперированной макофке не осталось ни одной рациональной мысли. Она даже согласилась бы на ободряющее рукопожатие этого психолога или психа, что вернее, прущего аки танк на минное поле. И только одна, держащаяся на энтузиазме извилина отчетливо отдавала команду следовать за белым кроликом, а падать ей ой как глубоко…

Значит так. Никакой самодеятельности - стоите здесь, в зал не заходите и ждете… Послание террористу было озвучено в рупор, мол прибыла ваша лягушонка в коробчонке.

Кто-то из нас двоих
Точно сошёл с ума
Осталось лишь определить
Весь мир или я.
©
Наказ психолога-криминалиста растворился в потоке хлынувшей лавы хаотичных событий, что обнаружило у Энн довольно близорукую память. У этой девицы явно отсутствовал инстинкт самосохранения, когда следует, нет, жизненно необходимо сделать шаг назад она делает прямо противоположное, шаг в бездну…

Царапина на глазу- это не какой-нибудь вывих. Более богатый резонанс вызывает только кастрация.©
[quote]
[-Канна, завязывай уже, а?

Она чувствует щекой холодный кафельный пол, в ребра упирается клатч и это хорошо, несмотря на то, что данное обстоятельство явно не способствует эффективному поступлению воздуха в легкие. Хорошо, потому как способность чувствовать аксессуар аккурат под солнечным сплетением предвещает скорое возвращение осязательных функций, за ней последуют и остальные.

-Залепи, Шон- она чувствует, что нечто стекает по ее щеке. По охлажденной от кафеля щеке стекает теплая слюна. Удивительно, за такие вот антиэстетические контрасты она любила жизнь. Быть может, поэтому она перманентно закидывалась колесами.

-Я понимаю, что тебя прет от собственного наплевательского отношения к своей жизни, но я больше не могу …-Энн видит пижонские ботинки из кожи плетеной джутовой подошвы от Prada. Ее пиар-менеджер садится рядом, обнажились голые щиколотки,- что у тебя внутри там сдохло, Канна? Ты вот-вот начнешь разлагаться и твои выкоблучивания с «допингом» забьют последний гвоздь в крышку гроба, - а в эпитафии аккуратно выведут пафосное: "та, которая была мертва при жизни" . Шон ложиттся на кафельный пол рядом с Энн. Он смотрит в ее глаза с туманной поволокой обращенные глубоко в себя, -Слышишь, мне больно видеть, как ты себя губишь.

Слышу. А мне больно от того, что тебе больно. Поэтому я буду вколачивать этот гвоздь одна.

-Ну, так проваливай.

Ушел. Еще один человек из ее никчемной…
][/quote]

Внезапное появление животных вызвало оторопь коллективного шока. В первый момент атаки лица людей резко поглупели, перекосившись, превратились в месиво страха. Публика превратилась в единое целое с десятками ног. Заложники шарахнулись, понеслись к выходу. Паника, а сквозь нее пули. Фэрчайлд вписалась лбом в сидение, когда инстинктивно упала навзничь. Ползти, ползти вперед...

-Ублюдки, я так и знал! Чтоб Вам все-е-ем мозги повышибало!- голос принадлежал террористу, на удивление молодой, отдающий фальцетом. Лица его Канна не успела рассмотреть, потому как…мать жеж вашу, это что за кошак леопардового окраса тут дефилирует?! Фэрчайлд зажмурилась и просто проглотила воздух, который вышибло из легких после лицезрения зверя, по всем признакам волка, но что удивительнее, она это точно видела, пуля прошла сквозь зверя и тому хоть бы хны, рычит и скалится целехонек. Мелькнула было мысль, что полиция и сама –то вконец озверела, такие фокусы с появлением звезд цирка явно не для впечатлительных особ.

-Сучьи потроха, сейчас вы у меня выкусите!

Грохот разорвавший на британский флаг и без того не тихий бедлам, прогремел где-то в глубине зала. Если это взрыв, то он явно не в том помещении где не помня себя, на локтях и на всех иных имеющихся конечностях ползла героиня эротических снов прыщавых юнцов, один из которых прямо сейчас дал прикурить товарищам копам. А выход вот он, рукой подать...
Интересно, как бы Шон оценил ее безотчетное желание выжить?

URL
2013-03-02 в 11:06 

Kaine Desire
~Горе луковое~

— У нас есть аудитория! Мы весьма прилично просим за билеты! Теперь же мне сообщают, что по зданию бегает Призрак и убивает людей, а кроме того прибыли нет и не будет!
Зальцелла просиял.
— О, это и есть настоящая опера.
©


Будни Кристиана вот уже несколько лет имеют один четко выраженный цвет — они серые. Всегда серые, какими бы кистями он не пытался их раскрасить. Добавить красного из чьей-то разорванной артерии или мазнуть фиолетовым собственного подкрадывающегося безумия при виде багровых рек на кафельном полу? Он всегда выползает с мест преступления, прижимая тонкие пальцы к вискам и задаваясь одним единственным вопросом - детка, что ты в принципе делаешь в полиции? И хорошо, что копаться приходится лишь в потаенных душевных мирах, анализируя чужие поступки, а не во вполне осязаемых экскрементах. Он слишком брезглив для подобной работы.
Поэтому, Льюис ненавидит подобные дни, когда очередной Идиот Преступного мира с полубезумным хохотом начинающего Черного Властелина Вселенной пытается разменять четыре жизни на одно конкретное звездное тело. Потому что после обязательно будут жертвы.
И, вместо того, чтобы жарить поп-корн в микроволновке в своей маленькой нью-йоркской квартирке, кормить голубей в Центральном парке, доводить заключенных до сумасшествия и навещать совершенно здоровую мать в психушке, он сидит здесь. Согнувшись в три погибели, прячась за спинками кресел, потому что всегда примерный коп, гений психологических наук Кристиан Кейн Льюис облажался по-крупному. И даже не потому, что позволил какой-то бешеной фанючке с мужской внешностью палить по миражам, а потому, что благополучно забыл собственный glock в фургоне. Внутренний Льюис наградил себя смачной пощечиной и застрелился из ручки-автомата. Эпично. Софиты, пожалуйста.
Ах, если бы только коллеги видели его сейчас, стоящего на карачках в дорогих брендовых вещах посреди зала Карнеги-холл! Их бы разорвало от смеха — это вам не напялить сдуру женский чепец посреди распродажи в мегамолле. Это вообще что-то из ряда вон выходящее и ни на что не похожее. Японский театр Кабуки коллективно распускает свои тапки, чтобы повеситься на сплетенной из них веревке.

[Везение — мое второе имя. А первое, кстати, Не.]
Откровенно говоря, по своей натуре Кристиан был человеком с железной выдержкой и околонордическим характером и, если бы Льюису, как герою малютки-хоббита Вуда в «Городе грехов», отрезали по очереди пальцы, затем руки и ноги, то он, как и тот маньяк-каннибал, не проронил бы ни слова. То ли феноменальная выдержка, то ли особой формы мазохизм, то ли то, что Кристиан попросту не знал — как это, когда тебе отрезают конечности. Вообще, большая часть коллег, наконец-то пресытившаяся разглядыванием зачастую постной мордашки штатного психолога, могла бы пристрелить его в любой момент. Даже из Бангладеша. Но это все равно больше смахивало бы на самоубийство.
Но сейчас... Кристиан Льюис на взводе? О, да это поистине редкое зрелище, на которое за месяц следует распродавать билеты, потому что тогда Красный Король самостоятельно рубит головы направо и налево, нервно стирая кровь со лба батистовым платочком. В такие моменты он напрочь лишен джентльменских замашек — остается только комок нервов, сомнительно реагирующий на любые раздражители.

- Льюис, отрывай свою чугунную тыкву от подушки!
Кто во всем Сиэттле может столь беспардонным способом будить его каждое утро? Конечно же горячо любимая старшая сестра, маленькая врагиня, по утрам отличающаяся заботливостью всех известных диктаторов прошлого. Младший, сдавленно простонав в подушку, переворачивается на другой бок и сонно бормочет, даже не надеясь, что его слова достигнут ушей Кэрри.
- Конечно, мамочка...
Если бы старшей Льюис вздумалось сейчас сделать себе кофе или включить музыку, то Кристиана сдуло бы с кровати в мгновение ока, только тогда он представлял бы собой не сонное домашнее животное, свернувшееся калачиком у батареи, а жуткого монстра, готового «убить звук» и любой его источник. Так, шумные вещи виртуозно уничтожались ударами об стену, случайным падением в раковину, а бывало, что и вылетом за окно. Вряд ли Кэролайн знала, что в лице спокойного на вид младшего брата получит настоящего маленького гремлина.
- Крис! – два коротких удара в дверь, почти сразу же отозвавшиеся глухой головной болью, - когда я вернусь ты уже должен лопать свои хлопья, понял? Иначе я за себя не ручаюсь.
Фыркнув, Льюис выдергивает из под головы подушку и со всей силы швыряет ее в дверь.
- Когда ты вернешься, я засуну свои хлопья тебе в задницу, ясно?


В главном зале Карнеги-холл интимно приглушен свет и пахнет дорогими духами... А еще здесь слышны тихие всхлипывания одной из заложниц и громкие ругательства со стороны фаната-террориста. Тяжко вздохнув и еще раз мысленно огрев себя кувалдой по голове за забывчивость и самодовольство, Льюис осторожно выглянул из-за кресел, практически на автомате сбрасывая простенькую иллюзию. Он не боялся, что на него сейчас накинутся и начнут жевать, подражая ромеровским зомби, ему всего лишь не хотелось видеть чьи-то растекшиеся мозги на сцене. Мозги и на сцене — это вообще нонсенс современного искусства, поэтому канадец был категорически против подобных картин. Впереди обнаружился только нервно мечущийся преступник, все еще не отбросивший оружие и явно забывший простейшее правило: «в случае опасности нарисуйте дверь». Чуть поодаль сидела девушка с перепачканным тушью и помадой лицом — эдакий Джокер в юбке, прочих заложников видно не было — несколько маленьких, славных бамбини исчезли бесследно, испарились, словно утренний туман под первыми палящими лучами солнца — поэтично, но не к месту. И что дальше? Сохраняйте спокойствие? Давайте поговорим? А вы смотрели «Мальчишник в Вегасе»? Что ж ему сказать-то?
- А животных-то мы не любим.
Слова сорвались раньше, чем пытающийся думать профессиональные мысли мозг сумел их осознать — минус один в карму. Льюис неспешно направился к сцене, периферическим зрением вылавливая еще одну фигурку — мисс Фэрчайлд решила добавить седин и без того терявшему контроль Кристиану.
В зал уже ломились полицейские, сорвавшиеся с места, едва отсюда выбежали трое заложников, когда лицо молодого парня-террориста некрасиво разрезала улыбка. С каким-то тупым обожанием взглянув на подошедшую ближе Канну, он завел руку за спину и у полицейских сдали нервы — звук выстрела переплелся с раздавшимся где-то поодаль грохотом. Завыли какие-то датчики, раздались крики, а Льюис бессмысленно смотрел на постепенно расцветающую на лбу фаната-недоучки алую розу. Позже ему скажут, что преступник с помощью телефона активировал взрывное устойство, сейчас же он видел собственную фатальную ошибку.

- Пройдемте со мной, мисс Фэрчайлд.
Старавшийся никак не выражаться вслух и избегающий любых взглядов, Льюс взял главную героиню вечера под руку. Он не удивился, если бы она заехала ему ногой с разворота куда достанет, но долг, говоривший голосом непосредственного начальства, звал прочь из офиса, где несколько часов и жертву террориста, и неудачника-психолога пытали на предмет свидетельских показаний.
Да, чуваки, это я напустил на этого безумного гремлина пум, коал, панд и прочий зверинец, заставивший его крышу, весело побряцывая, унестись вдаль по Седьмой авеню, но вам об этом знать совершенно не нужно.
Всю дорогу до лифта молчали... На самом деле, канадцу страшно хотелось извиниться за все то, что девушке пришлось пережить по его вине, но он молчал хотя бы потому, что слишком дорожил собственным внешним видом, а ногти Канны не внушали доверия.
- Назовите, пожалуйста, номер этажа.
Буднично проговорил лифт, закрывая блестящие двери. По-прежнему не глядя на спутницу, Льюис мрачно выдавил из себя конечный пункт назначения, на что доброжелательный женский голос ответил весьма неожиданно:
- Назовите, пожалуйста, номер этажа.
В воздухе прямо таки разлилось амбре приближающихся проблем — застрять в лифте с голосовым управлением, у которого в механической начинке произошел сбой? Посреди рабочего дня? Когда все в этом здании заняты своими делами и активно размышляют о природе взрыва в концертном зале? Пожалуй, велика вероятность того, что через пару лет здесь обнаружат только два симпатичных скелета.
- Ох ты ж, ежик...
Тихонько ругнулся мужчина, совершенно бесцельно поскребывая пальцами по серебристой поверхности дверей лифта.

URL
2013-03-02 в 11:08 

Kaine Desire
~Горе луковое~

Zombie , zombie, zombie
What's in your head, in your head
Zombie, zombie, zombie ©

[quote][Миссис Купер выстроила всех ребят в классе в одну шеренгу, будто бравых солдатиков. Близился школьный праздник, приуроченный бог знает к какому дню календаря. Обычно они ставили незатейливый спектакль, где Канне отводилась роль невзрачного куста, роль принцессы, можете поверить, не доставалась девочке никогда. Да, юная мисс Фэрчайлд была крайне непопулярна в начальной школе. Так вот, стоят школяры по стойке смирно, дородная миссис Купер вихляя бедрами бодро объявляет, что в этом году они должны непременно отличиться, будем, значит, разучивать польку. Теперь, мальчики и девочки самостоятельно делятся на пары. Шустрее. Энн почувствовала себя сороконожкой в сахарнице. Так же неуместно и неуверенно, утопая в зыбучем тростниковом песке. Слишком жестоко наблюдать, как мальчишки, аки горячие пирожки, расхватывают девчонок и смущенно тулятся подле них. Нетрудно догадаться, что Энн осталась последней к кому соизволили подойти, кавалером оказался Вуди Лоулесс, ребенок, которого окрестили ласковым прозвищем- Отрыжка эволюции. И без того хлипкий статус Энн дал ощутимую трещину, сдавленные смешки и уничижительные взгляды одноклассников сулили перспективы, далекие от радужных. Упитанный Вуди и щепка Энн составляли потешный дуэт, который обратился лютой ненавистью друг к другу за неимением иного выхода сброса негатива. Каждый день после уроков они вставали в пару и мучительно повторяли танцевальные комбинации, при первом удобном случае расцепляя влажные ладони и незаметно вытирая их об одежду. Неизменно по широкому лбу кавалера текла струя пота, далее по переносице, обтекая раздутые ноздри, трепещущие от частого дыхания, струя добегала до подбородка и надолго зависала, пока не образовывала тягучую тяжелую каплю…Отвратительную каплю пота, падающую в лучшем случае на грудь ее обладателя, в худшем - на то место, где предполагалась грудь Канны][/quote]

Точно такая капля, только темная, с того расстояния, где стояла Фэрчайлд, кажущаяся почти черной, обозначилась на подбородке террориста. И это точно был не пот. Повисла неестественная тишина и только стук молотка неприятно заполнял звуковую пустоту." Господи, ну кому вздумалось стучать молотком в такой момент"- пронеслось у остолбеневшей дивы в голове. И только секунды спустя она догадалась, что это стучит ее собственное сердце, получившее ударную дозу адреналина в кровь. Тело невольно сжалось, руки и ноги покрылись гусиной кожей, в спину впилось бессчетное количество тонких игл. Сознание вдруг озарило вспышкой неестественно белого цвета: этот человек мертв.

Сейчас
В карманах звенящие гильзы и запах дури.
Корсет - затянуть потуже, глаза - подвести.
Я - памятник умирающей субкультуре,
Я - призрак, оставшийся смайликами в сети.

Будь счастлив, мой мальчик. Пока на страницах вечных
Мы дремлем - мертвы, прекрасны и влюблены,
Архангел Майкл нальет мне чего покрепче
И выпьет со мной - за здоровье шестой струны.
©


Канна, замершая в медитативном наблюдении безликой галочкой, отметила факт смерти человека, просто еще одного носителя генов. Ужас и паника уступили место холодному разуму, оставляя от эмоций нечто сравнимое с винным ободком на донышке бокала. Вероятно, шок. Рациональный интеллект подсказывал, что пора наконец двинуть в сторону выхода. Сейчас. Немедля. Костыль в лице "удачливого" психолога пришелся весьма кстати. Удивительно спокойно передвигаясь на своих двух, она позволила увести себя из зала без лишних церемоний. Мысли-фантомы, настойчиво дергающие нервные окончания на предмет чудесного исчезновения зверья, аккурат после того, как вломились копы, были посланы просветленным сознанием Фэхрчайлд пастись на вольные хлеба. Все хорошо. Главная задача выполнена, она жива и относительно здорова. Ей просто нужно оказаться в зоне комфорта, вот тогда и можно будет пустить скупую под мирный плеск вискаря в стакане. Энн слегка сжала ладонь мужчины, ей казалось жизненно необходимым подзаряжаться теплом, исходящим от руки Льюиса. В этом примитивном жесте был заложен сакральный смысл эоны лет, помогавший представителям их вида выживать в суровые, доисторические эпохи. Тактильный контакт, передающий целый спектр энергетических импульсов. Она послушно вошла в лифт за своим проводником.

Белый шум. Ну же, перезагружайся. Энн упрямо не желала воспринимать информацию жестяным ершиком, царапнувшую подкорку черепа. Да ла-а-адно?! Закон подлости не срабатывает с такой интенсивностью в течении одного, хоть и категорически паршивого, дня. Лифт изволил встрять в самом буквальном смысле из всех возможных. Фэрчайлд почувствовала, как Вселенная забавы ради поджигает под задницами этой горе- парочки , фитили. Девушка, себя не помня, вырывает свою руку из ладони мужчины. Непослушными пальцами пытается сорвать с себя куртку, что ей худо бедно удается:
-Помогите…Да помогите же!- если бы этот Льюис знал, сколько сил она потратила на два слова, то он бы сию секунду ринулся освобождать девицу от бронежилета действующего на нее сейчас также, как одежды Медеи из древнегреческого мифа, подаренные колдуньей новой супруге героя Ясона. Пропитанное ядом одеяние, облепило хрупкое девичье тело разъедая его, после чего несчастная скончалась в страшных мучениях. Психолог, к счастью, успел спасти свою подопечную от тисков бронежилета, однако, Канна прятавшая под панцирем мачизма проникающий до костного мозга страх, окончательно утратила силы для сопротивления бьющей наотмашь реальности. Захлопнувшиеся двери лифта дали ей бескомпромиссный хук слева, мотор забился в области горла, знакомые спазмы подкрались коварно и накрыли девушку с головой. Согнувшись в три погибели, Энн облегчила свой желудок, не самым естественным способом, но весьма распространенным у людей страдающими булимией или похмельем, например. Слизистые немедленно отреагировали влагой льющейся, кажись из ушей, хотя то всего были носоглотка и глаза. Вдоволь налюбовавшись на собственный обед, Фэрчайлд кое-как приняла вертикальное положение и стала чуть менее походить на примата. Сделав несколько глубоких вдохов, она подержалась за стену лифта, вяло утерла ладонью лоб. Затем, взяла треклятый бронежилет и утрамбовала оный поверх живописной кляксы. Подумав недолго, распластала кожаную куртку там же, аккуратно подоткнув края, видать не в первой.

-Извините, трудный выдался денек, -Фэрчайлд кисло взглянула на служителя Фемиды, хотя достоинство ее покинуло минутою ранее. Единственное, что она еще рассчитывала выклянчить у судьбы –это невозможность еще одной встречи с мистером Льюисом. Во-первых, уже завтра ей будет крайне мучительно вспоминать этот эпизод своей жизни, не говоря о том, что Льюис является прямым напоминанием дырки на лбу ее свежеумерщвленного фаната. Во-вторых, синтез этих двоих давал конкретные сбои в матрице, сначала цирковое шоу с участием дикой фауны, теперь сбой технического порядка, в виде остановившегося лифта. Как ни крути, а солнце - гребанный фонарь (с). Энн ни бельмеса, не смыслила в том, как должна происходить операция по обезвреживанию террориста, но даже ее скудных знаний хватало на то, чтобы понять, в зале Карнегги-холл случился грандиозный провал. И эти животные…Логика тут хромает на обе лапы, и Канна даже допускала возможность того, что ее воспаленный страхом мозг, выдал ей серию «Животнго мира», BBC channel.

Разрывало. На физическом уровне- сухость во рту, слабость такая, что пришлось опуститься пятой точкой на пол, всем своим видом показывая, что она и пальцем не способна пошевелить ради спасения их туш из утробы лифта. На эмоциональном уровне -полный раздрай, от апатии к панике, беспорядочный хаос в космологических масштабах. Но ментал, сука, осторожный. Он-то и не дал сбить Фэрчайлд с понтолыги, зоопарк был самый, что ни на есть настоящий, как пить дать,- это не шутки разума. Или все -таки крыша улетела из штата Канзас и отправилась прямиков в страну Оз? Это метание, на манер мартышки из анекдота, что разрывалась от неопределенности не зная, к кому себя причислить, к красивым или умным? И все, и все же…Легче спросить у товарища копа, который волею богов является психологом, разъяснит гражданочке, что да как. В случае, если кукушка у девочки совсем съехала, то окажут профессиональную помощь, не отходя от кассы, а потом можно будет свалить на шок, такие дела. Опуская все ненужные экивоки, Канна решилась на вопрос: Hu let the Dogs Out?

-Мистер Льюис, я даже не мечтаю о капле воды, что уж там, но молю вас о сигарете…-неприятный запах из собственного рта, напомнил ей о позоре аппликацией притаившейся в углу прямоугольной формы лифта. И хорошо бы, если это амбре заметно только ей, – И.., что-то есть как…в общем, эти животные в зале…-Энн никак не могла сформулировать свою мысль и взволнованно изрекла: какого черта, в общем?

URL
2013-03-02 в 11:12 

Kaine Desire
~Горе луковое~


На войне как на войне, знаете ли: лучше быть живым параноиком, чем мертвецом, который ждал от жизни только приятных неожиданностей… Одним словом, я не люблю сюрпризы.
Зато они меня просто обожают.
©


Человек без привязанностей, обособленная планетарная система в дорогих костюмах, сшитых на заказ с центром вселенной в виде ослепительной улыбки. Он никогда не смотрел на мать с нежностью — только за этот проступок ему следовало бы сгореть в аду, но упертый сукин сын полностью уверился в собственной безнаказанности. Какое там, его глаза никогда не будут вспыхивать знанием суда Одина и воскресения в Вальгалле, он никогда не посмотрит в лицо Висельника, не встанет на колени перед Троном Господним — это слишком просто, особенно теперь. Сейчас, когда случайная цепочка событий привела к тому, что он, Кристиан Льюис, без малейшего зазрения совести демонстрирует собственной матери иллюзию, продолжая тихонько стоять за приоткрытой дверью... слишком просто.
Когда Анна-Брит впервые сказала, что видит своего покойного мужа, их с Кэролайн отца, они оба посмеялись — сестра снисходительно, Кристиан с легкой претензией на издевку. Тогда он рассказал матери пару полицейских баек, привел статистические данные и расчеты относительно проявлений болезни Альцгеймера у женщин старше пятидесяти, а под конец сообщил, что у нее слишком сильно развито воображение и было бы неплохо — в качестве профилактики — поместить ее в госпиталь.
Он нашел свою способность и она принадлежала ему. Способность нашла его, и он принадлежал ей.
- Мам, он умер три года назад.
Льюис улыбается чуть печально, опускаясь на край больничной койки и прикрывает ладонью глаза, чтобы женщина не заметила неподобающих эмоций. Сегодня он скорбящий сын, не более того. Анна касается его колена тонкой, почти прозрачной рукой и смотрит внимательно, цепко, слишком осмысленно для человека, находящегося на лечении в психиатрическом госпитале без возможности выбраться отсюда в ближайшие эндцать лет.
Его иллюзии никогда не говорили — то ли не могли развиться, то ли изначально не предполагали подобных перфомансов. Все эти женщины, мужчины, дети с пустыми глазами могли свести с ума любого, а Льюис развлекался. Выстраивая в ряд четыре собственных копии, он, со скрупулезностью модельера выбирал свой сегодняшний гардероб. Ты, первый, выглядишь, словно дешевый сутенер из Бруклина. Второй — вычурно. Третий попросту глупо. Четвертого проще спустить с лестницы и забыть, как страшный сон. Идеален только он — принц множества целей, сам себе поющий осанну.
Когда Анна-Брит выдала совершенно идиотскую идею о свадьбе, Кристиан почти обрадовался — она действительно сошла с ума и винить себя не в чем.
- Я жениться не собираюсь, - мягко, как душевнобольному ребенку.
- Не о тебе речь, - она стояла напротив широкого окна, двумя дрожащими пальцами приоткрывая полоски жалюзи, - я о себе.
Льюис подходит к когда-то родной женщине со спины, отводит прядь мышиного цвета волос с затылка и легонько касается иссушенной кожи губами.
- Ты помнишь, сколько тебе...
- Я же пока не умерла, - отрезает Анна, выворачиваясь из объятий и смотрит исподлобья, тяжело. Почти ненавидящий взгляд, почти не как мать на сына.
- Что хочу, то и делаю.
День ото дня он замечал, что все больше становится похожим на нее — со всей этой злой неуживчивостью и стремлением переделать окружающих под себя. Это бесило не хуже того, что деятельная натура Льюиса жалобно вопила, прося поскорее избавиться от обузы, которая, по сути, в его заботе больше не нуждалась.
- Боже, ты думаешь, что сможешь ужиться с мужчиной? Это — худшее, что у тебя когда-либо получалось в жизни!
- К старости я стала мягче.
Мягче? Да она теперь вовсе несносна!
В итоге, они разругались. Кристиан хлопнул дверью так, что с потолка посыпалась штукатурка, Анна бросила ему вслед чашку, выкрикивая ругательства и проклятия. Льюис и сам не мог припомнить, когда в последний раз пребывал в столь скверном расположении духа. Из рук валилось все — папки с делами, стаканчики с горячим кофе... весь день проходив с пластырем на лице после неудачного бритья — как будто неизвестный гений не мог пару лет назад подкинуть вкупе с иллюзиями повышенную регенерацию — психолог уверился в том, что с неоконченными делами пора завязывать.
В тот вечер он впервые решил поставить эксперимент над собой. Изначально, сам факт того, что придется накинуть иллюзию, словно маску, на себя же, слегка пугал — кто знает, может то, что видит он и то, что видят окружающие далеко не одна и та же вещь? И, допустим, если он сейчас постарается представить, что на его месте не высокий темноволосый мужчина, а, скажем, Мэрилин Монро, это вовсе не означает, что люди увидят томную блондинку с незабываемой походкой. Может, он станет похож на Денни де Вито или, что еще хуже, на лысого бомжа из Гарлема с непереносимой вонью изо рта и татуировками по всему телу. Гадость.
В тот вечер канадец понял две вещи — менять свой облик подобным способом можно. Главное, помнить, что иллюзия не материальна и любой, кто вознамерится дотронуться до лица давно почившего мистера Льюиса уткнется его отпрыску в ключицу. А второе... когда Кристиан пробирался по коридорам больницы, он старался никому не попадаться на глаза не от того, что вид сына только что окончательно свихнувшейся женщины будет весьма подозрителен, а потому, что взбесившееся от порции адреналина в кровь сознание сыграло с иллюзионистом злую шутку. В темных окнах и стеклах отражалось нечто, не имеющее одного четкого облика — вечно перетекающая внешность, сотни лиц, сменяющие друг друга буквально за миллисекунды. Пугающе настолько, что впору самому бежать по коридорам психиатрической клиники с голой задницей, умоляя в грубой форме забрать его на лечение.
Он просто не мог сосредоточиться на чем-то одном. Пережитый ужас от того, что его едва не поймали на «месте преступления» накладывался на радость от осознания маленькой победы, которая, впрочем, оставляла горький привкус незавершенности. Так много бесплодных попыток, тупиковых вариантов, столько мертворожденных начинаний и ненужных поражений. Подобная ухабистая дорога к намеченной цели была едва ли достойна зваться победой.
Полтора года спустя после своей маленькой трагедии, Льюис боялся ставить на себе же эксперименты, опасаясь, что все вновь выйдет из под контроля. Стоило его пульсу участиться, а дыханию сбиться от тревоги, страха или иных сильных эмоций, и миражи упорно не желали исчезать. Исправно тренируясь на ворах, убийцах и насильниках, он плавно забывал о былых неудачах, пока не случилось фиаско в Карнеги холл...

- Мисс Фэрчайлд, умоляю, перестаньте бросаться на лифт, как голодный кот на связку сосисок.
Откровенно говоря, хотелось двух вещей — приколотить Канну к полу гвоздями и оказаться за милю отсюда. Канадец, как и любой нормальный человек без особых сексуальных девиаций, ненавидел застревать в лифтах с малознакомыми субъектами вне зависимости от их половой принадлежности. Нервно дернулся левый уголок рта, и мужчина машинально коснулся кончиками пальцев своего запястья, отсчитывая пульс. Ой как не вовремя.
Заслышав первые характерные звуки, Кристиан где-то в параллельной вселенной дернул себя за пряди волос, принялся истерически бегать по замкнутому пространству, высоко поднимая колени, поскользнулся на чужой рвоте и, обязательно по закону жанра, умер, свернув себе шею о серебристую дверь лифта. Кристиан в здешней вселенной сильнее вжался в стену. Легкие конвульсивно сжались, получив порцию кисловатого запаха и Льюис прижал ладонь к губам — двух могучих куч на одном полу он попросту не переживет. Стараясь дышать маленькими глотками, канадец отошел подальше, насколько позволяла кабина лифта, провожая в последний путь бронежилет, столь заботливо надетый на девушку несколькими часами ранее.
- Сержант Рамирез будет о-очень недоволен.
Не удержавшийся от ухмылки психолог, представил себе выражение лица бравого коллеги, двумя пальцами брезгливо, словно амебу, держащего бронежилет со стекающими остатками чужого завтрака и совершенно не солидно хрюкнул от смеха. Представлять себе сержанта в подобном эмоциональном состоянии не следовало в принципе, потому что в следующий же момент очертания лифта поплыли, на секунду превращаясь в темный зал Карнеги холл, а рядом материализовался вполне живописный Рамирез с бронежилетом наперевес и выражением лица, выражающим скорбь оперного певца, забывшего самую главную партию.
Побледнев, Льюис резко выпрямился, намеренно сильно ударяясь макушкой о стену лифта — оптический обман исчез.
- Животные? Какие животные? У вас, вероятно, буйное воображение.
Весьма хрипло отозвался мужчина, бросая взгляд на полированную поверхность стены и машинально отмечая, что за долю секунды в этом помещении на его месте побывали как минимум двое знакомых копов, один голливудский актер и, как контрольный в голову, сама Канна. Ущипнув себя за руку, дабы прекратить пестрый калейдоскоп чужих масок на собственном лице, Льюис расплылся в улыбке — будь проклят его повышенный эмоциональный фон.

URL
2013-03-02 в 11:13 

Kaine Desire
~Горе луковое~

-Не тело.

-Не ум.

-Не эго.

-Что –то за пределами понимания?

Энн знала, что абсолютно точно есть источник, являющийся непреложной истиной, ее трансцендентным Я, если желаете. Никогда не заморачивалась на религиях, не была замечена в философских исканиях, скрупулезно блюла имидж крутой сестренки Фэрчайлд с известным набором распальцовок. К ночи, той, что на границе с рассветом, когда подсыхает типографская краска, отпечатавшая ее гримасничающий орган лица на желтых страницах, когда последний бит нового сингла стихает в голове, освобождается пространство для: «Не тело, не ум, не эго. Для чего-то за пределами понимания». И тогда уже некуда бежать, зашоренных глаз касается голая правда, дева смиренно берется за инструмент, способный зафиксировать хоть одну единственную стоящую мыслю в беспощадном потоке информации. Возможно, на потребу публике явится очередной хит, одной только Энн известно, сколько у нее "в столе" в муках рожденных текстов-уродов, недоношенных, умерщвленных, сирых и юродивых. Она никогда не просила этой выбивающей из колеи чувственной асфексии, говорят в народе, оно зовется вдохновением.

Докопаться до творческой жилки - и перерезать,
Чтоб не капало, а хлестало, как из ведра,
Все заляпать и сдохнуть от внутренней недостачи.
Иногда невозможно терпеть тишину и трезвость,
И чудовищно тянет угрохать себя до утра,
Лишь бы пелось. А все остальное уже не значит.©


Психотропные препараты являлись мощным стимулятором вхождения в за-зеркалье, жизненные установки прекращали свой паразитический мальмезонский балет в ее зашлакованном сознании и догоняли ту сбежавшую много-много-премного времени назад особу, в мыле, с квадратными глазами полными не то удивления, не то ужаса. Хвать за тонкое запястья, тпру..!
Горячим дыханием в собственный затылок:

-Здесь больше никого: только Я и Я. Иди ко мне. Обнимемся? Вот так. Одной. Не так уж страшно, ведь у меня есть Я, понимаешь? Будь спокойна.

Есть вероятность, что девочка закончит свои дни в клинике, имея гордый статус овоща, загнется тихо, скажем, в Новый Год под бой курантов, забытая накачанным градусами персоналом. Утром, ее несколько часов как окоченевшее тело обнаружит санитар. На не обезображенном интеллектом лице будет тонкой линией тянуться улыбка, умиротворенная, если не блаженная аки ангел, забывшийся во сне. Сложно поверить, что законченная наркоманка попала в чертоги небесные, с чего бы вдруг? Возможно, тому причиной, что ее покинувшее земную обитель : «не тело, не ум, не эго, а что-то за пределами понимания» спустя долгие годы самобичевания, наконец дозналось истины!

«… 21 августа, 2011 года, Карнегги Холл. Знаменитая дива, Канна Фэрчайлд стала жертвой психического расстройства в следствии террористического акта совершенного ее фанатом. Певица утверждала, что в концертном зале во время операции по обезвреживанию преступника наблюдала появление представителей дикой фауны, а именно: гепардов, змей (виды не уточнялись) и прочих потенциально опасных рептилий, волков и даже бизонов. Полиция опровергает любое возможное вмешательство животных в ход операции. Пострадавшая проходила обследование, далее лечение под чутким руководством психолога-криминалиста, Кристиана Льюиса. Однако спустя три месяца терапии у певицы начали проявляться все более тяжелые симптомы психического расстройства.
Все мы очень сожалеем о том, что мир потерял в лице Канны Энн Фэрчайлд талантливого исполнителя, яркую личность и просто человека».


-Слишком буйное воображение, говорите?- девушка громко сглотнула слюну- Даже не представляете насколько, -она в голос хмыкнула своим невеселым мыслям, которые в свою очередь выстраивались в строгие столбики иероглифов, пусть пока еще непонятных, но имеющих потенциал к расшифровке. Водянистые глаза психолога смотрели на ви-за-ви с долей иронии, нервозности и удивительно гармонично вплетенной отрешенностью. Быть может и это есмь буйное воображение его, пять минут назад как, подопечной, однако девушка никак не могла выудить из этих бездонных да распрекрасных и толику сострадания. Или сочувствия. Или понимания. Да ешкин кот, только-только один безумец едва не заставил их обоих наложить в штаны от страха, затем взял и далеко не самым эстетичным способом превратился в жмурика! Ладно, положим Льюис перевидал на своем профессиональном веку приличное количество деградированных личностей, чьи отклонения не вызывали в нем ровным счетом никаких эмоций. Допустим из личной вредности мистер психолог не потратит и одной нервной клетки в угоду почившему индивиду, пусть то профессиональная выдержка все дела и уж точно не берем в расчет, что его подопечная находится на грани нервного срыва, а товарищу по несчастью хоть бы хны… Но он ведь завалил всю операцию нахрен, подставив задницы не только своих сослуживцев, но и тщедушные тушки заложников и самой Канны. Она все еще не могла сложить два плюс два, но за этой улыбкой, заставляющей качающий кровь мотор ухать в пятки, кроится какая-то очень поскудная история…

-Мистер Льюис, я нуждаюсь в вашей консультации,
-ровным голосом произнесенная фраза сопровождалась поднятым в вертикальное положение телом и сокращением расстояния между нечаянными «сокамерниками»-Все же, мне очень хотелось бы знать, что означает появление животных в зале и какого ваше участие в этом? -Энн посмотрела в острое лицо мужчины, обвела взглядом контур тонких губ, высокий лоб и красиво очерченные скулы. Ей понадобилось чуть больше времени на концентрацию, чем обычно, ресурсы были на исходе, однако их достаточно, чтобы покопаться в трухлявом ворохе событий, что пока неведомы девушке, зато прочно осели в гипоталамусе Кристиана.

Почему она к своим 27 годам так и не скурилась/спилась/снюхалась и прочее, прочее? Потому что нутро не столь рыхлое, как изъеденный крайностями мозг и тело. Потому, что в таких как Фэрчайлд есть стержень, который не пропьешь. Она из того теста, которое замешивали в чикагской земле, пристанищу гангстерских понятий, джазовому похмелью и умению быть успешным даже, если ты вылез из низов.
Я из Чикаго, детка. Из породы беспородных. И единственное, чему не учит город Ветров -это держать в узде свою спесь. Придется ли за нее платить, на сей раз?

-Подробности, будьте столь любезны. -добавила Энн не отрывая взгляда от зрачков психолога. Откуда-то из глубины поднимался жар, перемежающийся с холодном. Такое тонкое чувство проникновения на чужую территорию. Она не могла потрогать «это» руками, она едва-едва ощущала феномен Гипноза на физическом уровне и все еще не доверяла своему чутью, поэтому старалась не увлекаться, дабы не потерпеть фиаско. Но сейчас, прямо таки впившись в глаза мужчины, Канна едва сдерживала непрошенную улыбку.

Контакт налажен.

Послышался хруст раскалывающейся яичной скорлупы…

URL
2013-03-02 в 11:18 

Kaine Desire
~Горе луковое~

Будьте очень осторожны, предоставляя кому-либо власть над собой.
©


Тому, кто искренне желает увидеть всю бесконечность мира, достаточно закрыть глаза. Там, по обратную сторону век, Вас ждет аттракцион невиданной щедрости — целая Вселенная с мириадами именных созвездий, мыслей и фантазий. Все чудеса и волшебство под вашей черепной коробкой.
- Мистер Льюис, - Кристиан замирает на миг, подбирается, словно охотничий пес, и смотрит на Канну настороженно, будто заранее готовясь к тому, что в этом миловидном создании проснется жестокий маньяк, убивающий своих жертв исключительно по воскресеньям в лифтах, - я нуждаюсь в вашей консультации.
Изнанка Кристиана Льюиса, весь его духовный мир — тест Роршаха, набор темных ассоциаций и черных клякс, неаккуратно слетевший с чьей-то кисточки.
На обратной стороне его век, словно в синематографе, карикатурно расплывается очередное пятно — что вы видите, мистер психолог? Детство, цветы, смех, солнце, мир..... Ему семь и единственная забота — найти приключения и проблемы на собственную голову.
Смена планов, сюжет делает неожиданно ожидаемый поворот, и на стенках комнаты мыслей растекается очередная клякса — ваши ассоциации, господа. Ему двадцать и мир расслаивается на мириады мозаичных кусков, рассыпающихся радужными брызгами разбитого стекла, когда по нему ударяют кулаки реальности. Я вижу измену, предательство, обреченность...
Кристиану двадцать два и он отчаянно стремится начать посреди жизни «новую жизнь», которая обязательно станет ничуть не похожей на предыдущую – разорвать тест с картинками, сжечь, забыть, уйти, отстраниться... Вот только то, что поначалу представлялется «новой жизнью», очень скоро оказывается очередной вариацией на тему предыдущей - трибьют самому себе, затяжной День Сурка, когда третье февраля никогда не наступит.
Очередная смена пейзажа, мы плавно перемещаемся застрявший лифт Карнеги-Холла, во внутренний мир Кристиана, в бордель его подсознания. Ему тридцать, он видит обыкновенное черное пятно, похожее исключительно на черное пятно и временами мечтает выйти из собственной жизни, как выходят из дверей на оживленную улицу.
- Не понимаю...
Одними губами, почти потерянно произносит мужчина, инстинктивно отступая на шаг, упираясь лопатками в стену. Назад, словно чувствует в Канне скрытую угрозу, способную перемешать все карты, окончательно свести с ума и оставить корчиться на полу. С нее станется — за все то, что психолог уже успел наворотить.
- Подробности, будьте столь любезны.
Карие глаза в упор смотрят на Льюиса, практически прожигая две ровные дырки аккурат в каждом зрачке. Кристиан почти физически ощущает, как сминаются в гармошку внутренние барьеры, как ломается с тонким хрустом ранее не замеченная тонкая граница в сознании, разделяющая его нынешний мир и события, которые давно остались в прошлом. Слабо взвизгнул на задворках разума Мистер Сама Рассудительность, призывающий заткнуть уши, глаза и рот, подражая смешным обезьянкам, но не успевает, затопленный волной паники.
Кристиан паникует и ему это совершенно не нравится.

Льюис сидит перед пианино и сосредоточенно тычет указательным пальцем в белую клавишу — бесконечное повторение ноты фа. Играть на пианино он практически не умеет и нельзя сказать, что ему очень уж хочется научиться — в шесть лет есть дела куда важнее. Бегать с сестрой наперегонки по саду и кричать во все горло — просто так, от радости жизни, читать все вывески, что есть на улице — сначала справа налево, а затем слева направо... да мало ли у него есть дел, которые необходимо переделать за день, так что о пианино он даже не думает.
- В какой тональности исполняется это произведение? … мальчик ошибается, за что на пальцы со свистом опускается указка, и Кристиан инстинктивно отшатывается от музыкального инструмента, прижимая правую руку к груди. Где-то на грани слуха едва слышно вздыхает Анна-Брит - ее сын читает в этом звуке разочарование, и слишком зло для шестилетнего ребенка смотрит на мать глазами, полными слез обиды и разочарования.
- До мажор.
Он чувствует себя маленькой сгорбившейся у клавесина принцессой, что тыкает в клавиатуру двумя пальчиками, но продолжает страдать над 21 концертом Моцарта просто потому, что так попросила главная женщина в его жизни.


Льюис где-то в настоящем, застрявший между этажами, упрямо встряхивает головой, пытаясь отогнать непрошенные мысли, словно назойливых мух. Психолог недовольно хмурится, озадаченно глядя на мочку правого уха Канны Фэрчайлд и, словно решив что-то для себя, улыбается.
- Подробности? Конечно...

- Суши, - в темноте коридора одно короткое слово звучит предельно четко, и Кристиан впервые за весь день вздрагивает, едва не вспыхивая от негодования до кончиков волос. Ему только кажется, или Джудит решила всю вину переложить на него? Женщина уже скрылась в глубине квартиры, оставив на полу скинутое пальто, а Льюис принимается остервенело вытаскивать пуговицы из петель, грозя вырвать их с «мясом».
- Психопатка... , тихо прошипев под нос нелестную характеристику подружке, канадец наклонился, чтобы поднять ее пальто. Они оба стоили друг друга и чуть ли не каждый вечер выдумывали наиболее изощренную пытку для партнера — выводили из себя, получали звонкие оплеухи, били посуду, лаская слух соседей... а позднее, в постели, заключали перемирие. Совместная жизнь, как ежедневная ходьба по лезвию ножа.
- Не делай вид, что тебе плевать, - вот, собственно, то, чего он и опасался — очередной вечер обвинений. Наверное, пора было поразить Джудит хоть чем-то — может, следовало побегать за ней по квартире с отобранной у кого-нибудь бензопилой, крича «не смей меня в чем-то обвинять, женщина!», но смелости и гордости хватило бы на одно — взять пальто и уйти, хлопнув дверью.
Льюис сам себе боялся признаться в том, что Джудит стала для него ежедневной потребностью. Ему нравилось перебирать ее густые локоны... получать от нее пощечины. В этом аспекте отношений тоже была своя скрытая прелесть, хотя мазохистом Кристиан не являлся...
Канадец пересекает коридор быстрым шагом и, ни слова не говоря, выбивает бокал вина из руки Джудит...


Очередная женщина, умело манипулирующая его мыслями, желаниями, волей...
Будь он в несколько ином положении дел, обязательно бы ухмыльнулся и сказал пару типичных для себя колкостей, но не сегодня. Не здесь и не сейчас, потому что чьи-то умелые руки успешно сбили ему приоритеты и расставили все мысли по местам, предельно обнажив нежелательную правду. Подробности? Хоть двести. Канадец беспечно пожимает плечами и расплывается в еще более широкой улыбке, говоря почти буднично:
- Животные мои, Канна — простейшая иллюзия, которую я выучил в первый же год получения способности и вступления в «Свэрв», - Льюис по-кошачьи жмурится, глядя на тусклую лампочку в потолке лифта, - в этом городе у каждого есть свой секрет — мой перед вами, - мужчина проводит кончиком языка по губам и переводит непривычно дружелюбный взгляд на собеседницу, - а есть ли секрет у вас, Канна?

URL
2013-03-02 в 11:20 

Kaine Desire
~Горе луковое~

KoRn-World Up!

Не пробуй глубину реки двумя ногами.
©


Милое дело смотреть на оппонента в буквальном смысле, как удав на кролика. Только Фэрчайлд едва ли могла сообразить кто из этих «бедоносцев» исполнял роль пресмыкающегося? Канна девушка привыкшая к доминированию знаете ли, спустит три шкуры, стеком не побрезгует, только сверху и без лишних сантиментов. Старина Фрейд свел бы всех тараканов к детству и оказался бы прав. Однако, самодовольно решив, что ее гипнотический дар позволит ей безнаказанно вершить суд над всем родом человеческим привел ее к неуместному, скучному и пресному ступору, стоило этому самому дару оказаться не столь уникальным. В этот раз отымели ее, стоит признать. Ей как-то опостылело удивляться в который раз за этот вечер, причем исключительно неприятно удивляться. Перебирать каждую неудачу, словно отшлифованные подушечками пальцев четки она будет дома в видавших виды джинсах и столь же затрапезной толстовке на балконе восемнадцатого этажа. Подопрет ноги под обыкновенный табурет, подбородком упершись о металлический край балкона зажмет в зубах выковырянный из давно опорожненной банки пива сигаретный окурок. Живем! Квартира и ее бытовые блага казались сейчас несправедливо далекими. В вакууме заполняющем ее черепную коробку молнией мелькнула вспышка…ярости? Ох, нет-нет , дорогой мистер Льюис, ваша паскудная улыбочка едва ли выведет меня из равновесия настолько , чтобы затмить инстинкт самосохранения.

-Вопросы здесь задаю я,-голосом командантши сообщила Фэрчайлд изучая мимику на лице визави. Надо сказать, что личностное отношение уже окрасило в неприязненные оттенки облик мужчины, который еще минуты назад всей своей феминисткой сущностью Энн считала вызывающим симпатию. Женщины непостоянны, факт. После краткого и довольно смелого монолога психолога, девушка едва удержалась от отчаянного желания размозжить тому буйну голову. Просто дать соответствующую команду и «привет апостолу Петру». Однако, далекий от эстетического вид выпотрошенного черепа заставил бы ее саму же и отдать богу душу, а встретиться с Льюисом на одном кругу ада- это уж слишком для одного дня.

-Вы меня здорово разочаровали, мистер Льюис- сухо, но не без доли сарказма. За сим комментарием скрывался самый настоящий гнев на грани презрения, казалось бы, имеет счастье знать человека час с хвостиком, а уже столь пылкие чувства,- Эк вы умудрились столь бездарно использовать свои таланты,- горе иллюзионист вызывал в ней желание угостить того хорошеньким хуком справа, но врядли тот оценит тщедушные девичьи шлепки, вот если бы в ее руках оказался микрофон, певица нашла бы ему новое, более брутальное применение. Дружественные импульсы затесавшиеся в голосовые и вербальные вибрации мужчины не вызывали у Энн ответных, теплых чувств.

-Ясен перец, что я не из вашей шайки-лейки, -Канна пожала плечами, несколько раздраженно,- Не сочтите меня за параноика, -хотя плевать, сочтите! -Но в лифт вы меня специально заманили, признайтесь? -Фэрчайлд нервно хихикнула, это выглядело жалко и отталкивающе одновременно . Она была похожа на загнанного зверька, хотя по-прежнему хорохорилась на манер гамбургского петушка. Судя по его вопросам, товарищ не имел представления о ее сверхспособности , так что заподозрить намеренную его встречу с Энн не приходится,- Я из братии «Джэзвилля», так сказать из резерва. Понимаете ли, Кристиан…Да, я позволю себе так вас называть. Так вот, Кристиан, мне глубоко пурпурно до распри между нашими группировками, я и к своей то имею отношению по стольку поскольку, но вы имели неосторожность наступить мне на «хвост», -спокойнее, спокойнее,- я чертовски нервничаю. Вот прямо сейчас. Меня прямо таки трясет всю! Наблюдается тахикардия и страстное желание вас покалечить. Поэтому, прежде чем ваша неуместная случаю ухмылка превратится в гримасу ужаса, например, я уведомлю вас о том, что собираюсь снизойти до более гуманного способа разрешения нашей интересной ситуации, -Канна потерла виски безымянным и средними пальцами, глубоко вздохнула прежде чем продолжить,- Я аккуратно «погребу» наш текущий разговор в недрах вашей памяти. Вы будете помнить лишь свое третьесортное соло в операции по освобождению заложников.

Льюис забудет об этом инциденте, Фэрчайлд же будет держаться от него подальше. Ее ужасала зияющая пропасть между ними. Оба со сверхспособностями, живут жизнью простых смертных, пользуются не то даром не то проклятьем в своих корыстных интересах, однако размах последствий оных несопоставим. Нормально ли, что такая колоссальная сила подчинена индивиду, который легко может уничтожить человека менее чем за минуту? Какая ирония, психолог владеющий иллюзиями, хотя будь в его арсенале гипноз, было бы куда органичнее. Возможно, стоит сообщить руководству «Джезвилля» об этом «нью- Копперфильде», так как у товарища явно присутствует мания бога и было бы разумного его приструнить. Как бы далека она ни была от политики группировки.

-Знаете, Кристиан, я бы хотела выйти из этого чертова лифта не оглядываясь на ваш сияющий лик и больше никогда вас не видеть. Полагаю, наши чувства взаимны? –хмыкнула понимающе-Правда я еще не придумала, как отсюда выбраться, однако я достаточно пришла в себя, чтобы завершить нашу беседу о которой вы никогда не вспомните более, -Фэрчайлд почувствовала, что у нее начинает плыть перед глазами и концентрация утрачивается. Сказывалась усталость, как физическая так и эмоциональная. Энн скрипнула зубами и собрав всю волю в сжатых ладонях ровным голосом произнесла: -Слушайте внимательно: как только я дам команду вы забудете наш разговор ровно с той минуты, как я погрузила вас в гипноз. Итак, на с-че...

Резкий удар с внешней стороны дверей лифта заставил Канну вздрогнуть . Контакт оборвался и она едва-едва успела поймать нить держащую власть над сознанием психолога.
«Здесь есть кто-нибудь?». В дверь стучали чем-то тяжелым , явно пытаясь взломать оную самым варварских способом. «Я слышал голоса»-отозвались следом. Что же делать?-мысли Энн напоминали рыхлую субстанцию сквозь бесформенные поры которой вытекала рациональная мысля. Сформулировать четкую команду она не успевала, оставаться с этим недоработанным «полуфабрикатом», который представлял собой дезориентированный Льюис не хотелось ни секунды более. Только в этот момент она осознала, до чего же ей страшно! Просто страшно оставаться с убийцей в замкнутом пространстве!

-Дверь поддается! -раздался уже менее глухо голос по ту сторону реальности. Певица осознавала, что ей ни черта не удастся осуществить свой план с промывкой мозгов психологу.

Что сейчас будет, вашу ж мать! -у Фэрчайлд помутнело в глазах, но жить хотелось больше. Импровизируй!
Расстегнув ширинку на своих джинсах и приспустив их чуть ниже бедер, она задрала майку чуть не до подбородка и помедлив немного, расстегнула застежку на лифчике. Коварная, коварная женщина!

-Кристиан, прижмите меня к стене,- а как звучит, какой подтекст! -зажмите мне рот рукой.
Выиграть время прежде чем Канна попадет в безопасное место. «Психол-криминалист грязно домогался до своей подопечной!» Скандал! Игра почище мухлежа Льюиса с террористом, такая же бездарная. Нужно лишь добраться до членов «Джезвилля» и ее никто не сможет достать. Только бы Кристиана тут же связали по рукам, чтобы он не успел натворить делов!
Преодолевая отвращение и ужас Фэрчайлд из последних сил держала Кристиана на крючке, чувствуя солоноватый привкус мужских ладоней на своих губах, горячее дыхание в лицо. Земля ушла из под ног, это было слишком реалистично, слишком напоминающим тот раз, когда «Он» зажал ее юное тело в той же позе. Поздно ночью, в темном коридоре дома, бесшумно, крадучись, чтобы мама не услышала. Какой же дур-р-рой надо быть, чтобы вырвать из прошлого именно этот фрагмент, который она благополучно не вспоминала целый десяток лет?! Тогда она умирала от желания умереть от страха и стыда…от вожделения к своему, не много не мало, а отчиму. На момент, когда двери лифта поддались и открылись, из под зажмуренных век Канны упали первые капли. Контакт прервался.

URL
2013-03-02 в 11:22 

Kaine Desire
~Горе луковое~

Месть есть - акт недостойный и низменный, но чертовски приятный.
©


Он сама любезность. Всегда делает легкий тактичный кивок в знак приветствия и придерживает двери перед дамой. Он пожимает чужие руки, обхватывая кисти своими ледяными бумажными пальцами, слушает внимательно, склонив голову, будто бы погружаясь в рассказ, как в иное измерение. Все эти милые жизненные драмы, изливаемые с чужих губ, для него до ужаса банальны. Он улыбается профессиональной улыбкой психиатра, хотя навсегда останется глубоко душевнобольным.
Единственное отличие психолога от психа в том, что последний может вылечится – вы же это знали, не так ли?
В любом тихом городке найдется свое кладбище домашних животных, пара леденящих кровь историй и старый зубной протез с кусочками чьей-то плоти на немытой полке. На каждый пятый шкаф приходится один, из которого вываливаются скелеты. На каждого второго тихоню приходится социопат со склонностями к насилию – цифры, бесспорно, не точны, но общая суть улавливается. Кристиан Льюис был тем самым вторым, пятым или десятым в общем списке, на чью долю выпадала незавидная участь ненавистника определенного типа людей… женщин. Они кричали и выбившиеся из причесок волосы хлестали по щекам. Они бросали предметы и любили быть сверху во всем – в работе, быте, сексе, при игре в онлайн-игры. Господь Иисусь, он бы никогда не доверил им минет. Маленькие тираны, командиры, железные леди, политики кнута, забывшие про пряник. Встречаясь с ними, хотелось удариться в религию и уйти в монастырь. Встречаясь с ними, он надеялся, что они не умеют читать мысли. Нет, он молил, чтобы они не умели.
Встретившись с Канной Фэрчайлд, Кристиан Льюис наверняка захотел бы убить ее – эту хорошенькую головку о приборную панель лифта, ударить пару раз начищенными до блеска дорогими кожаными ботинками и, убрав упавшую на взмокший лоб прядь волос, сказать, что так и было. Не успел. А тот гад, что все это провернул – сбежал, испарился, уехал на ГОА обмывать удачно совершенное убийство начинающей звезды величины Леди Гага. Кристиан Льюис наверняка захотел бы убить ее, более того – убил бы… беда заключалась в том, что штатный психолог-криминалист стоит слишком неестественно, слишком прямо и с слишком стеклянным выражением глаз. Слишком много «слишком» накладывалось одно на другое, погребая под собой маленького человека и приправлялось сверху щедрой порцией отборного гипноза.
Чертова женщина, щедро льющая свои ядовитые слова в чашу с надписью «женоненавистник», а Кристиан слушает, едва не покачиваясь из стороны в сторону в такт каждой фразе и где-то в глубинах своего подсознания едва ли не искренне считает, что вся эта ерунда – лучшее, что он когда-либо слышал.
Времени не существует – это рамки, которыми мы сами себя с невразумительной радостью ограничили, маленькие, не слишком-то и необходимые рамки подсознания. В наших головах все едино, границы стерты – мы легко просачиваемся в прошлое, оказываемся в будущем, не вылезая из настоящего - все это цельное «сейчас», заключенное под одну очаровательную черепную коробку. Время, как и религию, выдумал страх – мы обязаны ограничивать себя хоть в чем-то, чтобы не сойти с ума от вседозволенности, и эти хитроумно рожденные понятия постепенно переросли на уровень подсознания. Религия появилась из оправданий тому, что было не ясно. Десятки, сотни, тысячи оправданий, чтобы не было страшно, что все проходит. Уйдет. А то, что между - это просто… тишина, пустая, неловкая поначалу, она наполняется несказанными словами, наполняется, переполняется, вытекает через край, выступает сквозь кожу ознобом, а после – тихим безумием, безмолвными криками. Время будто останавливается, как затянувшаяся, звенящая тишина после первого удара в железные двери лифта.
Запертые двери лифта.
Кто вообще позволяет лифтам застревать, а после самозабвенно лупасит по блестящим поверхностям маленькой клетушки раскрытыми ладонями, призывая к ответу тех, кому не посчастливилось застрять? Кто это умник? Давайте-ка всыплем ему плетей по первое…
- Кристиан, прижмите меня к стене,- канадец недоуменно моргает раз, другой и это почти что удача, которую мужчина еще не осознает - -зажмите мне рот рукой.
Чужое дыхание на ладони влажное, горячее, почти неприятное для ревностного хранителя собственного личного пространства, но все рамки стерты, границы переписаны и темные зрачки Канны впиваются в его собственные, выпиливая в мозгу две ровные дырки, словно подписывая – здесь была Канна Фэрчайлд, певица так себе, но гипнотизер от Сатаны.
Льюис прижимает девушку к дальней стене лифта, проводит свободной рукой от бедра по животу до груди, задирая еще выше уже расстегнутый ею лифчик, обводит подушечкой большого пальца контур соска и смотрит прямо в глаза, в чертовы глаза, щедро подведенные тушью…
Закрой, закрой, закрой…
Панически бьется где-то на грани сознания мысль, единственная, оставшаяся от Кристиана, а не впихнутая насильно в его изнасилованный чужим влиянием мозг.
Заставь это остановиться.
За спиной психолога с механическим дребезжанием раскрываются двери лифта, кто-то шумно выдыхает, тихонько матерится, а канадец следит за тем, как по бледной щеке Канны медленно скользит подкрашенная в черный цвет слеза и это облегчение, гребаное облегчение иметь возможность следить хоть за чем-то, кроме чужих зрачков.
- Что за?.. Что тут происходит?
Идиотские вопросы и чьи-то руки настойчиво тянут за край кожаной куртки, призывая незадачливого борца с терроризмом к ответу, а он продолжает наблюдать за тем, как беззвучно плачет девушка напротив, не чувствуя себя отмщенным ни на йоту. Они не квиты и ему ни капли не жаль.
- А что? - Льюис резко разворачивается на каблуках, являя миру обнаженные прелести мисс Фэрчайлд и молясь всем известным богам лишь о том, что его собственная ширинка застегнута, - вы что, ни разу в жизни не видели рок-звезду с передозом? Это их норма жизни. Скажите спасибо, что она не бегает по всему зданию с голой задницей, пахабно распевая «Аллилуйю».
Вытаскивая девчонку за руку из лифта, Льюис жалел лишь о том, что не удастся протащить ее в таком виде по всему Карнеги-Холл – отличное шоу! На первую полосу, но эту газету он предпочел бы не покупать.

URL
   

главная